Shadow of Auschwitz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shadow of Auschwitz » |Questionnairies| » Ian | Оппозиция


Ian | Оппозиция

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя

Ян | Ian
Один не в меру умный кот дал прозвище, которое порой сам же и использует. С его легкой лапы в шутку Яна так называют и другие - Хуннуш. Это слово обозначает помесь пса-алабая с волком. Впрочем же в Яне этой собачьей крови и так - самая маленькая капля. Но прозвище прицепилось. Хоть Ян и злится - показушно, - когда его так называют.

2. Пол

М

3. Возраст

8 лет

4. Вид

Волк

5. Характер

      Только юношеская вера во что-то хорошее заставила Яна вырасти не в озлобленного на всех и вся одиночку, а в вожака стаи. Он заставил себя в молодости стать сильным, уверенным и расчетливым. Особенно сложно было с увереннностью. В общем же Ян всегда старается сохранять спокойствие, потому как даже месть - и то, подается холодной. Что уж говорить о прочем? Горд, но не чрезмерно. Особенно горд за свою стаю. Это - его больное место. Его жизнь. Его цель. Дороже его Стаи для Яна нет ничего. За каждого из тех, кто с ним, готов биться до конца. А уж он протянет долго, что бы Вы не думали! Никогда не пойдет против своих принципов. Только если этого потребует благополучие Стаи - и то, с явной неохотой. Честен, хотя и умеет хитрить. До сих пор любит игры, в которые завлекает всю стаю - дружеские потасовки и прочее. Любит дурачиться - когда есть возможность. Но в драке Ян страшен. Впрочем же, всегда дает противнику шанс исправиться - перейти на сторону Стаи. Хотя, есть и те противники, с которыми в любом случае будет биться до конца. Но, несмотря ни на что, никогда не нападет со спины. Просто - никогда. Но может предоставить такую возможность другим. Злится, когда ему пытаются открыто перечить - может и грызануть. Но спокойный, аргументированный совет всегда выслушает.
       Не переносит запахов бензина и табачного дыма - сразу предпочитает убежать. И очень нервничает, услышав звон колокольчика - может начать метаться по свободному пространству, пытаясь сбежать от этого звука, но при этом всё равно останется на месте. Разбирается в лечебных травах и ягодах.

6. Внешность

     Ян - волк более чем крупных размеров. В длину от кончика носа до кончика хвоста имеет около двух с копейками метров, в высоту - чуть больше метра в холке. Массивные мускулистые плечи и шея. Да и вообще комплекции Ян сухой и мускулистой. Живот всегда подобран. Сколнности к ожирению не имеет. Но сложен пропорционально и не кажется тощим. Ноги всё же чуть длинноватые для волка, и чуть более мощные - сказывается кровь давнего предка-пса. Шерсть почти черная. На морде над глазами и вдоль носа, на загривке и хвосте присутствуют светло-серые осевые волосы, которые придают волку вид припорошенности снегом. Ну, или седины. Кому как кажется и нравится. Глаза, как и у многих темных волков, светлые. Ярко-желтые, с карими искрами, они не кажутся злыми. Но эмоции в них светятся честно. Наискось по носу идет почти незаметный застарелый шрам. Зимой и в дождливую погоду прихрамывает на левую переднюю лапу, на которой нет прибылого пальца. В левом ухе, ближе к основанию - красная рубиновая звездочка. На пару сантиметров выше ухо разорвано - там была вторая серьга. Отсутствует левый клык, поэтому очень часто язык Яна свешивается именно на левую сторону. Кстати, у кончика язык немного разорван. Под шерстью достаточное количество шрамов. Некоторые, наиболее глубокие, видны благодаря серебристым волоскам, растущим вокруг поврежденного участка.

7. Биография

         Их было пятеро - хороший помет. Карт, самый старший, ЗОря, Ян, Шемис и Кукла. Но кровь дальнего предка - пса-алабая, - проявилась лишь в среднем щенке. Он был ощутимо крупней - но зато и казался самым неуклюжим. А ещё его шерсть была почти черной, лишь с похожими на седину серебристыми полосами вокруг носа, глаз - и на шее. Первая их весна была теплой и сытной. Волчата набирали рост и силу. Они были любимцами всей стаи. А потом наступило лето. И наступили люди. Еды становилось всё меньше, а отходить уже было некуда. Первым ушел гулять по Радуге Шемис...
   ...Залитая солнечным светом поляна. Туда-сюда скачут кузнечики, а вслед за ними - огромным прыжками, - волчата. Нет, не все: вон, Ян, лежит в тени куста и старательно выкусывает из задней лапы грязь; а вон там - Кукла, обгладывает чуть горьковатую ветку. Ну,  а остальные - Карт, Зорька и Шемис, - ловят кузнечиков. Как минимум - ими можно перекусить. Вдруг Шем замирает, подав всем знак следовать его примеру. Уши прижаты, ноздри шевелятся, хвост трубой.
- Шем, что?..
- Ш-ш! Молчите!
         Вскоре и все остальные почувствовали это - запах мяса. не совсем свежего - но вполне и вполне съедобного. Карт повел носом и встал чуть позади брата. Поднялся на ноги Ян, хмуря чуть серебристые брови над ещё голубыми глазами. Шем весело тявкнул  и кинулся вперед.
         Металлический лязг и оглушительный вой волчонка. И страшный, невыносимый хруст ломающихся костей. И тихий мелодичный звон колокольчика...

         Потом уже Ян узнал - это был капкан. И у малютки-Шема, так неудачно в него сунувшегося, шансов практически не было... Беги по Радуге, брат...
         В ту ночь к вою стаи - надрывному, печальному, - присоединился ещё писклявый вой четырех щенков...
         В июле стая распрощалась с пятью взрослыми волками. Коверг - альфа, - изо всех сил старался защитить оставшихся. Второй убежала по Радуге ЗОря...
... - Карт, но я хочу есть!
- Слушай, я же сказал - мне не нравится запах! - почти взвизгнул старший брат, в который раз пытаясь вразумить Зорьку.
         Но она и правда была голодна... Все были голодны - но она особенно. Потому что кормежку умудрилась проспать.
- Зорь, не ешь это, - глухо добавил Ян, морща нос от запаха мертвой птицы.
- Но она умерла недавно! Смотри, даже глаза ещё целы! - она ткнула лапой в тушку и ощерилась, - Знаю, вы без меня хотите её съесть, да? Сами! - её голос перешел в визг, - Не получите!
         Нет, Яну запах этот совсем не нравился... Он отвернулся от вгрызшейся в мясо сестры. И встретился с голубыми глазами Куклы. Она знала, что брат всегда прав...

         ЗОря умерла к вечеру. Доза яда в мясе была рассчитана на взрослого - но ей пыталась помочь вся стая. Травы, вода, травы и ягоды. Нет. Не помогло. Затухающие зеленые глаза и конвульсивно содрогающееся тело. Беги по Радуге, сестра, навстречу Солнцу...
         Карт погиб зимой. Он свалился под лед в реку - и Мать не смогла вытащить его. Хоть и разодрала в кровь лапы, морду и бока. Заметно поредевшая стая простилась с ним тоскливым воем, и хорошо слышен был окрепший голос Яна.
         Их загоняли собаками - они сбегали. Их окружали флажками - они вырывались. Их пытались отравить - они уже узнавали яд по запаху. Их пытались сжечь - они бежали... До лесов Освенцима добрались единицы. Коверг, отощавший, с разорванными ушами и хромающий на две лапы. Окток - бета, - со страшным переломом правой передней. Нота - с разорванной почти до уха щекой и выбитыми нижними клыками. Абакан, когда-то молодой сын Матери, сильный и мощный, - тощий, с проплешиной ожога на всём правом боку. Рута, слепая. Аффа - с обрубком вместо левой задней. И два щенка, отличающиеся наибольшей степенью целостности. Ян с косым шрамом по носу, чуть прихрамывающий на левую переднюю. Кукла - тощая, с обвисшим ухом и шрамами на горле.
         Но и здесь спокойной жизни остаткам когда-то сильной стаи не было. За волками охотились - кому нужны они были в непосредственной близости от музея? И однажды Ян попался. Но ему повезло - очередное чудо? - он смог сбежать. Почти сразу. Охотники были пьяны. И спьяну они украсили левое ухо переярка двумя рубиновыми звездами. Без сомнения, проснувшись, они пожалели об этом... 
         Потом они, выжившие, присоединились к зиме к другой стае, обитавшей поблизости. Но если окрепчавшая Кукла в стае могла ещё пригодится, то волк-переярок был там явно лишним ртом. Особенно, учитывая, что он сразу стал конфликтовать с альфой...
         Так, в возрасте полутора лет, Ян остался один. Он должен был погибнуть - но ему повезло. Ему невероятно везло. Всегда. Наверно, именно поэтому он вырос не в озлобленного на всех, дикого, свирепого волка-одиночку. Он искал свою Стаю, уже к двум с половиной годам поняв, что таковая может быть только под его предводительством. И он заставлял себя быть сильным. Заставлял себя учиться, запоминать всё - до самой мелкой мелочи, - что могло пригодиться в будущем.
          Несколько раз за первые пять лет жизни Ян сталкивался со стаей Куклы. И каждый раз дрался с их альфой. В одной из таких стачек потерял одну из звезд и приобрел рваную дыру в ухе на её месте. Но он учился. Каждый раз молодой волк был ближе к победе. Но та стая ушла далеко от города. И страшных мест вокруг него. А Ян остался. Потому что еды, места и прочего для одиночки сделалось даже больше, чем надо.
          Но одиночкой он пробыл не так уж и много. Потому что потихоньку начала складываться его Стая. Правда, почему-то слегка.... "интернациональная". Ришард и Жон - кот и кошка - были первыми спутниками волка. Тогда же Риш впервые, узнав кое-что из истории волка, назвал его Хуннушем.
          Потом - ещё годы, ещё спутники. И - вдруг объявившаяся смертельная угроза из Аушвица. Странные, бешеные волки. Которые могли только одно - убивать. Людские машины. Ни души, ни сердца - одни лишь зубы. И одиночки стали пропадать. Но Стая Яна до сих пор держится - во многом. благодаря знаниям альфы, благодаря его усилиям. Ну, и потому что они - Стая. Все вместе. Как о том и мечтал Ян голодными холодными ночами...

8. Сторона/Статус

Оппозиция. Альфа.

9. Пробный пост

          Ночь. Тихая, невесомая. Где-то что-то стрекочет - в траве. Последние дни затухающего лета. Скоро всё будет покрываться инеем, скоро замолкнут все сверчки. И будет - тишина. Тишина, разрываемая лишь волчьим воем... Охота. Сегодня охота пройдет в тишине. Не нужно подстегивать себя, не нужно возвещать миру о том, что вот они - ночные тени, страх и ужас города. Сегодня будет тихо. Потому что на охоту вышел лишь Ян. Почему? Он так решил. Ну, а вообще... На охоту в поле выходить стало опасно. Да, они все - быстроногие и хитрые. Но от тех, кто ждет темных часов за воротами музея - точнее, уже не не совсем музея, опытного центра, - сбежать всё равно трудно. Петлять нужно, как заяц. И заводить туда, откуда выбраться может лишь знающий. Без потерь выбраться. И кто, как не он, знает эти места? Столько лет бродить здесь...
           Свист. Тихий свист ночной птицы. Или не птицы - это ведь не важно? И ласковые манящие запахи. Они щекочут нос. И они прилетают со стороны города. Там еда. И - домашние собаки. Кошки. Все - домашние. Все - заключенные в своих клетках. Порой - одиночных клетках. Как же можно продать свою свободу за еду? Впроголодь, в опасности, под угрозой смерти - но жить. А не существовать. Объедаясь. Будучи в полной - почти всегда - безопасности. Но, там, в городе, есть и не только любимчики. Бродяги. Которые ещё верят в то, что смогут продать себя за еду - точнее, что их возьмут. Только сейчас-то их всё меньше. Глупые. Они не знают, что над ними - смерть. Но, и хорошо, что они не сбегают под сень всё редеющего леса - чем больше Стая, тем больше ртов. А кормить изнеженных городских... не совсем то, о чем мечтают лесные.
           Опять тихая трель сверчка. Пора? Пора, Ян повел носом, вновь пробуя запахи. Никого. Пока что - никого. Но этим-то и стоит воспользоваться. Прячась в высокой траве, волк легкой трусцой побежал по недавно им же найденному следу зайца. Охота.

Для игрока:
10. Связь с Вами

Миледи всё знает, не так ли?

11. Реклама на других форумах

ВОТ
Пока что.

12. Откуда вы о нас узнали?

ДевиантАрт))

+1

2

Ian
Интернациональная стая х)
Я, как всегда, балдею)
Принят, есесн)

0


Вы здесь » Shadow of Auschwitz » |Questionnairies| » Ian | Оппозиция